Новости

01.04.2016
Навигатор Новости Действующая система управления рисками отстала от современности
Действующая система управления рисками отстала от современности

Действующая система управления рисками не в полной мере отражает реалии нынешнего дня. Об этом заявил начальник отдела применения системы управления рисками Кингисеппской таможни Павел Данько во время научно-практической конференции на тему «Система управления рисками в таможенном деле: тенденции и перспективы», прошедшей в Северо-Западном институте управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) в Санкт-Петербурге 31 марта. 

– Но, тем не менее, с помощью этой системы государство получает бóльшую часть бюджета. Поэтому с одной стороны, конечно, мы должны реформировать, повышать качество СУР, но в условиях кризиса мы должны не забывать о фискальной составляющей, – отметил спикер.

В отношении разрабатываемых технологий своё мнение высказал Константин Тимохин, руководитель аппарата уполномоченного по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге.

– Есть направление интеграция, есть направление суверенизация. Многие технологии, очень интересные, развивались и практиковались в замечательное время интеграции. Эта эпоха закончилась  в 2014 году в связи с известными событиями, и мы перекочевали в эпоху суверенизации. Импортозамещение, протекционизм, опора на собственные информационные массивы. Да, есть замечательные исследования, наверняка, многие из них найдут своё практическое применение, но я бы предложил присмотреться к нашей реальности. Особенно, что касается стоимостных рисков, – отметил он.

По мнению Константина Тимохина, в отношении контроля стоимости товаров, ввозимых в РФ, необходимо активнее переходить к инструментам постконтроля, особенно с учётом того, что налоговые органы и банковская система значительно усилили свои позиции в этой части.

Однако, по убеждению полковника таможенной службы Юлии Тубановой, многие даже в таможенных органах до сих пор не до конца понимают суть контроля после выпуска и ждут от него слишком многого.

– Этот контроль, к великому сожалению, документальный. Когда он проводится, товара уже нет. Здесь появилось такое «прокрустово ложе», когда сотрудники отделов постконтроля, по сути, закрывают таможенными проверками огрехи основного таможенного контроля, - пояснила она. 

Кроме того, одной из проблем контроля после выпуска остаётся и вопрос недостаточного взаимодействия таможенных органов и налоговых. По словам Юлии Тубановой, информация от таможни в налоговую поступает в гораздо большем объёме, чем из налоговых органов в таможенные.  Так, программные средства налоговой могут осуществлять сопоставление сведений из таможенных деклараций со сведениями о продажах. 

– При этом  полная цепочка продаж есть в налоговой, но, к сожалению, таможенные органы этой информации не видят. Если всё-таки для таможенных органов откроют налоговую часть, то это будет большим подспорьем и для постконтроля, и для выявления нелегально ввозимых товаров в принципе, – прокомментировала эксперт.

Немало времени уделили и вопросам так называемых семантических индикаторов риска (индикаторы риска, в которых используются значения, полученные по результатам семантического анализа текстовых полей объекта контроля – прим. ред), которые являются основой основ применения СУР. Как пояснила профессор кафедры таможенного дела Санкт-Петербургского филиала Российской таможенной академии Галина Федотова, основанием для профиля риска является наименование и описание товара, а у нас это никак не стандартизировано. 

– Как хотим, так и называем товар, – говорит она. – У должностных лиц своя точка зрения, что считать наименованием, у участников ВЭД – своя. О какой системе управления рисками мы можем в данном случае говорить, - объяснила. - Описание товаров во многих нормативных документах  абсолютно не состыковано с ТНВЭД, а потому и задача разработки семантических индикаторов остаётся пока призрачной. Можно разрабатывать математические модели, эффективность оценивать, но если не решаем проблему краеугольного камня СУР – наименование и описание товара, то этот вопрос будет сводить на нет всю эффективность системы управления рисками. 

По оценке Галины Федотовой, существует очень много национальных изъятий, которые не позволяют определить, что считать наименованием товара, а что – его описанием, а это сводит к нулю возможность разработки семантических индексов и, опять-таки, эффективность работы СУР в целом.  

 

Источник провэд.рф, автор  Галина Рожко